Как кошка хогвартс обносила


Как кошка Хогвартс обносила — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»», «Гарри Поттер»

  • 0kaRinA автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер) Пэйринг или персонажи: ОЖП-попаданка Рейтинг: R Жанры: Ангст, Юмор, Драма, Экшн (action), Повседневность, POV, AU, Мифические существа, Учебные заведения, Попаданцы, Дружба Предупреждения: Насилие, ОМП, ОЖП, Смена сущности, Элементы гета Размер: Макси, 493 страницы, 54 части Статус: заморожен Награды от читателей:  Описание: Следующая часть приключений Саши. (Можно читать и как отдельное произведение.) В этот раз ей повезло, и она попала, куда хотела — в мир, чтобы научиться магии! Но что-то не видать в закромах супер-крутых учителей и тайных библиотек, и даже с собственными родителями как-то не сложилось... И что же делать бедной магглорожденной сиротке с Гриффиндора? Правильно, обносить Хогвартс. Закончены курсы: I, II, III Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика Примечания автора: Что ж, рано или поздно, это должно было случиться. Нельзя просто так зависнуть в Поттериане, и не написать про своего перса, втиснувшего свою жепку в канон. Ну, вот она я! И байда эта надолго. https://vk.com/genetic_lab_okarina - моя группа вк, в которой есть новости и картинки.

https://ficbook.net/readfic/3844236 — первая часть (фандом: Ван Пис), читать желательно, но не обязательно.

  • Глава 1 Маленькая Лира
  • Глава 2 Одержима дьяволом
  • Глава 3 Посещает преисподнюю
  • Глава 4 Покидает приют
  • Курс I. Глава 5 Катается на поезде
  • Глава 6 Распределяется на факультет бесноватых
  • Глава 7 Прилежно учится
  • Глава 8 Находит новых друзей
  • Глава 9 Ходит там, где нельзя
  • Глава 10 Осознает много чего
  • Глава 11 Устрашает
  • Глава 12 Прикидывает че как
  • Глава 13 Празднует
  • Глава 14 Делает вид, что бессердечный кирпич
  • Глава 15 Пафосно превозмогает и позорно лажает
  • Глава 16 Сильно заблуждается
  • Конец Курса I. Глава 17 Постоянно краснеет
  • Глава 1 Анимаг с даром метаморфизма это не только ценный мех, но и...
  • Глава 2 Лишний кусок души
  • Курс II. Глава 3 Добротная шляпа
  • Глава 4 Стабильный доход
  • Глава 5 Литр слезок
  • Глава 6 Мешок проблем
  • Глава 7 Эпицентр неприятностей
  • Глава 8 Десяток уловок
  • Глава 9 Само милосердие
  • Глава 10 Ключ от всех дверей кроме одной
  • Глава 11 Средство массового раздражения
  • Глава 12 Сплошные конфликты
  • Глава 13 Взрывоопасная смесь
  • Глава 14 Удачные переговоры
  • Глава 15 Фунт сострадания, тележка невезения, море жадности
  • Глава 16 Очень много фанатизма
  • Глава 17 Скилл убеждения 80 уровня (Интерлюдия)
  • Глава 18 Безграничная жадность
  • Глава 19 Много чужих сердец
  • Конец Курса II. Глава 20 Сотня мелочей
  • Глава 1 Победительница василиска, кто ты без него?!
  • Глава 2 Завидная невеста
  • Курс III. Глава 3 Крепкий орешек
  • Глава 4 Укротительница всех подряд
  • Глава 5 Помощница
  • Глава 6 Заклинательница чудовищ
  • Глава 7 Королева фей, епта!
  • Глава 8 Коварная обольстительница
  • Глава 9 Хорошая девочка (крошечная интерлюдия)
  • Глава 10 Взломщица лучше некоторых
  • Глава 11 Душа компании
  • Глава 12 Очень многогранная личность
  • Глава 13 Спасительница
  • Глава 14 Лохооборотень классический
  • Конец Курса III. Глава 15 Уникальный объект
  • Глава 1 Меня зовут Лира Спайс, и я...
  • Глава 2 Сладкоежка

Как кошка Хогвартс обносила — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»», «Гарри Поттер»

  • 0kaRinA автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер) Пэйринг или персонажи: ОЖП-попаданка Рейтинг: R Жанры: Ангст, Юмор, Драма, Экшн (action), Повседневность, POV, AU, Мифические существа, Учебные заведения, Попаданцы, Дружба Предупреждения: Насилие, ОМП, ОЖП, Смена сущности, Элементы гета Размер: Макси, 493 страницы, 54 части Статус: заморожен Награды от читателей:  Описание: Следующая часть приключений Саши. (Можно читать и как отдельное произведение.) В этот раз ей повезло, и она попала, куда хотела — в мир, чтобы научиться магии! Но что-то не видать в закромах супер-крутых учителей и тайных библиотек, и даже с собственными родителями как-то не сложилось... И что же делать бедной магглорожденной сиротке с Гриффиндора? Правильно, обносить Хогвартс. Закончены курсы: I, II, III Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика Примечания автора: Что ж, рано или поздно, это должно было случиться. Нельзя просто так зависнуть в Поттериане, и не написать про своего перса, втиснувшего свою жепку в канон. Ну, вот она я! И байда эта надолго. https://vk.com/genetic_lab_okarina - моя группа вк, в которой есть новости и картинки.

https://ficbook.net/readfic/3844236 — первая часть (фандом: Ван Пис), читать желательно, но не обязательно.

Утром нас разбудила староста. Электровеник подзарядилась, так что теперь бегала еще быстрее и упорнее, чем вчера, грезя об учебе и задалбывая вопросами старосту. Если после такой информационной атаки она больше не согласится нам помогать, я у Грейнджер расческу спрячу! А хотя неважно… Я пронаблюдала, как Гермиона к столику с зеркалом даже не подошла, целиком поглощенная чарами глажки. Тогда понятно, почему пушистище такое царит на голове! Болтушки вставали медленно, растягивая удовольствие, так что когда мы с Гермионой уже закончили, они только поднялись и подползли к туалетному столику. В итоге, ждать их осталась только староста, а мы были отправлены в гостиную, где уже должны были собраться мальчишки. Гостиная напоминала поле боя после знатного рубилова с зеленым змием. Кое-где даже лежали тела… И посреди всего этого полузахламленного великолепия стоял второй староста и опять вещал. Нифига себе здесь звукоизоляция. Гулянка тут была нешуточная, а мы в комнатах ни звука не слышали. И спасибо! Если в балагане не участвовать, то слушать просто страшно. Я нашла Невила и начала тихий обмен мнениями о соседях и комнате в целом. Мальчишек было пять, и всех их поселили в одной комнате. Кровати у них располагались кругом, окон было три, а в центре стояла печка. Другу досталась кровать между Дином Томасом и Роном Уизли. Уизли храпит, а Дин перешептывается с другим соседом — Симусом, чем бесит. Только Поттер тих и ненавязчив как мышка. Мне повезло больше, однако. Мои хотя бы не храпят. Ну, у него теперь тоже есть измеритель активности трио, даже получше моего — стоит только прислушаться. Спустились, наконец, царицы, и нас всех погнали кушать. Едва удалось протиснуться мимо стенда у входа — еще непроветренным старшекурсникам там что-то вывесили, и они теперь сосредоточенно, изо всех сил это изучали. Нам же расписание выдавали за завтраком… Это в смысле бежать теперь на седьмой этаж по лабиринту, набивать сумку, а потом искать класс? Волшебники как обычно все предусмотрели, но слона в комнате не приметили! Единственно удачно получилось, что мне можно было оговориться спешкой и не завтракать. Я наелась вчера. А вот Рон показывал чудеса чревоугодия и сегодня. Хотя уже не так жадничал. Вести детей обратно никто не желал — тут предстояло как-нибудь поколдовать и справиться самостоятельно. За мной увязалась Гермиона, бросившая завтрак, лишь бы успеть вовремя. Я только плечами пожала. Язык до Рафтеля доведет. Так что изобретать я ничего не стала, спрашивала у портретов, кои тут были на каждом углу. Волшебные ИИ были чудесны, но к каждому чертовому холсту требовался свой подход. Многие прежде чем подсказать дорогу нуждались в традиционной беседе о погоде! Общаться с ними, порой, было невозможно! А некоторые специально пытались увести нас и кинуть в какой-нибудь подворотне! Но мы таки дошли. Оставалось найти нужные учебники, снарядиться и отправиться на поиски приключений… Опять к портретам… Уроки шли с девяти утра до часу дня. Потом были обед и отдых два часа, а потом еще одна пара. Итого шесть часов занятий на весь день. Плюс ежедневная ненавязчивая физкультура. Гермиона уже раз пять сказала мне спасибо, что мы додумались купить безразмерки с чарами, облегчающими вес. До класса дошли только с божьей помощью и горячими молитвами иконам. Гермиона от бега была никакая, а я даже подобрела от активности. Первым уроком у нас был деканская трансфигурация. Мы пришли первыми из гриффиндорцев. Рейвенкловцев, наверно, провожали старшие, они уже были на местах. Наши еще не подтянулись. На огромной доске уже были простейшие формулы, а на столе — кошка декана… или не декана. Нет, это точно питомец Макгонагалл, у нее взгляд цепкий и оценивающий, как у профессора. Скоро начали подтягиваться наши. Через пятнадцать минут прозвенел колокол, и все рефлекторно затихли. Но учителя не оказалось, так что все начали опять приглушенно шушукаться. Я вот уже пять минут пырилась на кошку, кошка — на меня. Это была битва взглядов до ослепления, и победителя пока не было. Нас прервали, хлопнув по-хозяйски дверью. Оказалось, рыже-шрамированный дуэт не догадался поспрашивать портреты и окружающих. Поттер и Уизли забежали, радостно перекрикиваясь, мол, нет декана, мы успели… Они так искренне радовались, что я даже Гермиону пихнула, чтобы она не возникала. Успели же! Тут кошка со стола превратилась в Минерву. Я скорчила рожицу, долженствующую показать, что подобного поворота я не предвидела. Хотя что-то такое в каноне помнила… Клуша, вот как есть клуша! Кхм, нет-нет, чего это я! Никакая я не клуша. Я же теперь маг! Теперь у меня есть оправдание, чтобы не замечать слона в комнате — я маг. Могу-учая волшебница. Профессор сразу приступила к выговору. Гермиона была недовольна (это выражалось сердитым ворчанием почему-то в мою сторону), но баллов с них на первый раз не сняли, так что она успокоилась. Мне на баллы вообще было чихать с высокой башни… Гриффиндора, хе-хе. Начался урок. Первый урок колдовства! Да-да-да-да! Лекцию профессор начала с лихого превращения стола в свинью. Та сделала кружок по классу и вернулась на место, снова став столом со всеми бумагами на нем. Детеныши воодушевились, но беспощадная ведьма быстро их отбрила: этому учат только на пятом курсе, и если они не будут учиться, то никогда не смогут такое повторить. Под этим предлогом Минерва взяла быка за рога, и следующий час вдумчиво полоскала детям мозги на тему, как держать палочку, произносить слова, расставлять ударения в латыни и тыкать инструментом в воздух. Было нудно. Одиннадцатилетки учились из рук вон плохо. Я трансфигурацией занималась на каникулах кое-как. Меня больше заинтересовали чары и руны. Там объяснялось, что и как изнутри, а тут готовенькое — не интересно. Тем более держать и крутить палочку я научилась достаточно быстро. Руки карманника — само воплощение беглости и цепкости. Второй час пары мы занимались практикой. Спичка в иголку. Первые взмахи не принесли никакого результата, но стоило по-настоящему захотеть, как деревяшка истончилась, заострилась и приобрела ушко. Игла, конечно, получилась толстая, такой только сапоги шить, но зато игла! У других не было и этого. Чтобы не палиться, я заменила подопытную и начала вновь, оттачивая тонкость инструмента. Через десяток полуудачных игл я пришла к выводу, что надо представить результат поточнее, а потом его захотеть, и тогда все будет чики-пуки. На практике, через два десятка игл, которые кололись в кармане, я перестала хотеть иглы вообще, и заклинание перестало работать. Наверно, в этом и есть смысл учебы — научиться хотеть через не хочу. Прятала иглы я качественно и вовремя, так что к концу занятия моя больная фантазия с хирургическими изогнутыми иглами, иглами-пружинками и двухушковыми химерами осталась незамеченной. Хвалили Гермиону за поостревший кончик спички. Вот и славно, вот и молодцы. Невил так ничего и не смог, а сидели мы слишком далеко, так что я объяснить и как-то помочь ему не могла. Следующим уроком была история магии, которую вел унылейший призрак. В каноне тоже так было или это исключительно мой брак системы? Нас он даже не заметил, влетев к класс сквозь дверь и забубнив о восстании гоблина Шикрозада в семнадцатом веке. Я возблагодарила всех и вся за то, что догадалась взять для конспектов прыткопишущее. Оно было невероятным стенографистом, но ему нужно было диктовать, держа палочку, к которой привязано перо, и мысленно диктуя нужные слова. Потом оказалось, что пока оно работает, думать надо только о деле. В моем конспекте был нереально длинный кусок на тему: «Как подобраться ближе к Гарри Поттеру?». Гермионе, которая вздумала клянчить «идеальный» конспект, пришлось отказать именно по этой причине. Компромат, однако. Потом были два часа на обед и отдых. Детям требовалось восстановить магические резервы, и все отправились на выпас играть в плюй-камни. Унылейшее занятие для не слишком метких. Эта дрянь еще и плевалась имитацией слюней в проигравших. Говорила же, что волшебники немного мазохисты со средневековым юмором. Так что я отправилась в гостиную разбирать вещи. Эйс и Луффи были рады меня видеть и мурлыкали у меня на плечах, цепляясь миниатюрными пальчиками за мантию. Я разбирала шмот: отнесла в ванную банные принадлежности, сложила в ящичек туалетного столика (там как раз было четыре) свои мелкие вещицы, забила тумбочку у кровати, выложила будильник, перебрала и уложила вещи в чемодане, раскидала художественно игрушки на покрывале. Обычные, в общем, дела, которые как раз час и заняли. На гербологию, правда, мне пришлось бежать высунув язык. Гермиона злобно на меня фыркнула, потому что с меня сняли балл. А она уже пять заработала! Ее имущество, честным трудом добытое, трачу! Я чуть глаза не сломала — так у меня они закатились. На экзамены в конце года это никак не повлияет. Невил был куда приветливей. Тем более он являлся асом в гербологии среди одногодок и более старших детей, так что держаться следовало поближе к нему. К его рукам даже дьявольские силки, зловеще составленные в темном углу, ластились. Урок был с хафлпаффцами. Они работали тихо и аккуратно, но лишь по детским меркам. Гриффиндорцы вообще с ума посходили, на спор скармливая хищным росянкам в другом углу мелкий мусор. Растениям не нравилось обманываться, так что они кусались уже после пятой щепки. А это вызов! Раскрутили даже скромнягу-Гарри. Спраут очень старалась это безобразие пресечь мягко и снимала баллы. Но их быстро возвращал Невил, так что угроза не слишком работала. Невил дать сдачи не мог, так что можно было не бояться, что он вздумает как-то «проконтролировать» заработанные им же рубины. Зато я могла. Так что после очередного подобного финта, лишившего нас пятнадцати свежезаработанных баллов, я решила не дожидаться седьмой щепки в руках Уизли и Симуса. Они были взяты за шиворот, отконвоированы к углу с дьявольскими силками и оставлены работать там, раз не могут удержаться от флирта с голодным сорняком. Эти растения тянули щупальца, сами желали контакта и были куда страшнее, чем крошечные, почти безобидные росяночки. Пацаны быстро поняли свою оплошность, но было уже поздно — мой и учительский взгляды не давали им сойти с нового места. Дальнейший урок прошел спокойно, мы пересаживали крошечные росточки росянок в горшочки. Попутно нас учили, как вести дневник герболога, поясняли банальную технику безопасности, рассказывали основные положения растениеводства. Оказывается, волшебным сорнякам требуется волшебный фон для того, чтобы хорошо расти. Они почти как питомцы могут любить определенную энергетику, но обычно не привязчивы и жрут, что найдут. Некоторые волшебники обладают особо «вкусной» магией, так что их растения будут любить трепетно и нежно. Некоторым несчастливым магам придется беречься — магия может и люто не нравиться зеленым порождениям ада. В общем, сплошные сложности. Лично у меня магия оказалась сносной, но обещала доставить некоторые проблемы: трепетные вьюнки сворачивали листики и убирались от меня подальше. Животная составляющая влияла, наверно. Но хищным росянкам было неплохо. Ну, я просто предполагаю, потому что пастей у выданной нам рассады еще не было, так что выражать недовольство они пока никак не могли. Но взрослые особи не бросались вроде… Раздраконенные кое-кем они бросались на всех одинаково, и даже профессор не могла их угомонить. С урока все уходили покусанные. Уизли и Финеган на меня еще и дулись. Гарри сверкал очками, но ничего против не говорил, когда Рон ему громко жаловался на меня. Гермиона, как неотвратимое цунами, надвигалась на библиотеку, не забывая призывать и меня. Но я ушла с Невилом. Мне хотелось узнать, про кружки и прочий досуг. Наверняка же должны быть какие-нибудь еще занятия, кроме тупых игр… Домашек пока не было — правило первой недели! Так что пропадать сейчас в — пусть и драгоценной, и обширной — библиотеке, смысла не было. Она никуда не убежит, а места в кружках могут и закончиться. Кто знает местные порядки? Нев был просто за компанию, да и вообще хотел в кружок растениелюбов. Хогвартс — большая школа для детей самых разных сословий и стилей жизни. Так что занятия тут были как «омагленные», так и исконно магические. Самым популярным и престижным считался почему-то кружок музыки и хора Флитвика. Маленький профессор ценил музыку. Почти все учителя (кроме Снейпа с его зельеварением) имели свои кружки и внеурочные факультативы. Дополнительно профессор Бербидж вела клуб очумелых ручек, а Флитвик — как я уже говорила, музыку. Так же были факультетские сборные квиддича, шахмат и плюй-камней. Еще был покер, но это мне шепнул один старшекурсник по секрету на ушко. Он тут нелегальный, и втягивать детей в азартные игры низя-низя. Так что в нем состояли только совершеннолетние старшекурсники, а за попытку втянуть несовершеннолетних прилетало по морде всем без исключения, кто даже просто в ту сторону посмотрел. Думала, куда вступить, я недолго: забила все дни, благо, встречи проводились лишь один раз в неделю, были хорошо согласованы и не пересекались в разных клубах. Взяла трансфигурацию, чары, нумерологию и руны. На выходных «для души» я взяла ворожбу и клуб очумелых ручек. Они выглядели полезнее и ненапряжнее, чем сонм музыкальных инструментов или хор. Было у меня смутное чувство, что я укусила пирога больше, чем смогу съесть, не свернув челюсти, но я прилежно оббежала все кружки и забила себя в списки. Теперь с пяти до семи кроме пятницы я всегда занята. По утрам выходных — тоже. Собственно, на этом и закончились события первого учебного дня. К вечеру все собрались в гостиной и уютненько занимались ничего не деланьем и знакомились. Первачки и второкурсники ведь не такую большую разницу имеют, а дружелюбных одногодок тут маловато. Мы с Невилом разговорились с несколькими второгодками, но, честно говоря, они не тянули, а я даже не запомнила их имена. Гермиона заявилась только с ударом комендантского колокола, вся в пыли, чуток уставшая, немного испуганная, но довольная до соплей. Сразу же подсела ко мне и взахлеб начала болтать о том, что узнала. Узнала она мало: метелку кидало от стенда к стенду, от книжки к книжке, и она никак не могла остановиться. Так и провела все время с пяти до девяти вечера. Фанатичка. Не люблю фанатиков. Плавненько, как ниндзя незаметно, я поползла прочь, ненавязчиво скрываясь сначала в нашей комнате, а потом и в своей кровати. Электровеник словно не замечала моих потуг, следовала за мной и взахлеб делилась беспорядочными знаниями. Только когда я уже достала пижаму, она вдруг замолчала и подскочила к моей тумбочке. Да и я заметила, что у моей хомякофермы наблюдается нездоровое оживление. — Смотри! У них появились малыши! — светясь от радости воскликнула девчонка. Я мгновенно прилипла носом к решетке. Луффи сидел на домике как сторожевой сыч, а внутри бурлило шерстяное море… Розовое. Я недоуменно моргнула, переваривая цвет. Они что, смешиваются как краски при скрещивании? Один молочно-белый, другой ядерно-красный… дали нежно-розовые клубочки… Больше всего меня удивлял не столько цвет, сколько вопрос. ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ ЭТИ ДЕТИ?! Я щупала обоих пушистиков. Каждый день мяла им бочка в надежде на пополнение, но они только росли. Никаких пузиков ни у кого не было. Так откуда?! Не могут же они икру метать? Тут Луффи, как настоящий Зоркий сокол из анекдота, засек меня и пискнул Эйсу… Или он теперь «она»? Из домика тут же высыпала «детвора». Гермиона восторженно вздохнула, и пушистики, вдруг заметив неприятеля, сразу же загнали свое микростадо в нору. Красный воинственно раздулся и замахал угрожающе языком. У пушистиков эта часть тела была тонкая, длинная и при нужде слабо ядовитая — самое грозное их оружие, так как ни зубов, ни когтей у этих существ не наблюдалось. — Гермиона, тебе лучше уйти, чтобы они не нервничали. Давай, ты потом посмотришь, когда они подрастут? И другим не говори, а то заканючат тоже. А ты понимаешь, стресс и все такое… — я сделала просительное выражение лица. Девочка огорченно кивнула и, подхватив книги, ушла на свою кровать. Пушистики разом подобрели, вновь выгнав выводок на свободный выпас. Раз, два, три, четыре, пять-шесть, семь! И восемь! Я подхватила своих адских хомяков и почесала им нисколько не убавившие в размерах пузики. Вы мои крошки конвейерные. Я так вами горжусь! Восемь штук мне настрогали, кролики мои ненаглядные. Дети от взрослых ничем не отличались, разве что размерами: не больше двух дюймов каждый. Все розового — того самого оттенка, который любила в фильмах Амбридж — и пушистого образца. Луффи ходил гоголем и откровенно хвастался. Я кивала. Эйс был… была поскромнее и следила больше за детьми. Мне звери верили безоговорочно, доверяя даже потрогать новеньких… Зря они так. Безымянные хомячки — всего лишь добыча для меня. Надо только почитать, когда их можно сожра… Кхм, забрать от родителей. Еще надо поиграться со способом приготовления, возрастом, гарниром. Мы прекрасно проведем время, однако. Осталось найти кухню и инструмент для разделки. А шкурки буду собирать! А потом однажды сделаю себе шубу… Я еще раз оценивающе осмотрела розовое стадо. Врагу. Точно. Сделаю шубу врагу. Почетный приз для врага-номер-один! Я, хихикая от нарисованных в воображении картин, защекотала розовый мясной шарик, тот прерывисто заурчал. Мы подружимся. И все-таки, почему в первый же день в Хогвартсе? Их что-то спровоцировало или звезды просто сошлись? Надо почитать в библиотеке, а то знаю я о них ужасающе мало. На том и порешив, я устроилась на кровати, окруженная толпой мясных шариков, с книгой. Руны сами себя не выучат. Ну, вот так и прошел мой первый день в знаменитой волшебной школе. Не слишком эпично, верно? То ли еще будет.

Как кошка Хогвартс обносила — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»», «Гарри Поттер»

  • 0kaRinA автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер) Пэйринг или персонажи: ОЖП-попаданка Рейтинг: R Жанры: Ангст, Юмор, Драма, Экшн (action), Повседневность, POV, AU, Мифические существа, Учебные заведения, Попаданцы, Дружба Предупреждения: Насилие, ОМП, ОЖП, Смена сущности, Элементы гета Размер: Макси, 493 страницы, 54 части Статус: заморожен Награды от читателей:  Описание: Следующая часть приключений Саши. (Можно читать и как отдельное произведение.) В этот раз ей повезло, и она попала, куда хотела — в мир, чтобы научиться магии! Но что-то не видать в закромах супер-крутых учителей и тайных библиотек, и даже с собственными родителями как-то не сложилось... И что же делать бедной магглорожденной сиротке с Гриффиндора? Правильно, обносить Хогвартс. Закончены курсы: I, II, III Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика Примечания автора: Что ж, рано или поздно, это должно было случиться. Нельзя просто так зависнуть в Поттериане, и не написать про своего перса, втиснувшего свою жепку в канон. Ну, вот она я! И байда эта надолго. https://vk.com/genetic_lab_okarina - моя группа вк, в которой есть новости и картинки.

https://ficbook.net/readfic/3844236 — первая часть (фандом: Ван Пис), читать желательно, но не обязательно.

Жизнь в приюте была не намного лучше тюремной, только дети этого не понимали и считали единственно правильным исходом жизни, если приходится ходить строем на еду, развлечение и сон вне зависимости от настроения и самочувствия. Воспитателей было мало, терпения и внимания на каждого ребенка не хватало. Считалось нормальным выдать подзатыльник или окрикнуть, если что не так. А разве могут пятилетки что-то делать «так» с первого раза? Слава обо мне прошла быстро, и меня дергать лишний раз не смели. Забыв про привычку притворяться ребенком, я окончательно вернулась ко взрослому поведению, и за это меня натурально боялись и опасались. Все взрослые провожали меня взглядами и называли демоном или одержимой за глаза. Ну, мне не привыкать к сдержанному негативу и подавляемому страху. И если взрослый контингент меня боялся, дети отвечали теплом и радостью. Я всегда относилась к детям, больным и раненым с особыми пиететом и терпимостью, старалась объяснить малышам их проколы или поощрить за добрые дела. Мне нечем было заняться, пятилеток на улицы не выпускали без особого пригляда, так что я занялась моральной образованностью нашей компашки, пока они еще мелкие: рассказывала истории из жизни, сказки, пересказывала все фильмы и книги, что помнила, освежая и свою память. В свободную минутку таскала, что найдется, у воспиталок. Няньки, как назло, читали бульварные романчики и охали над сомнительного качества розовыми соплями. В итоге время все равно забивалось играми с детьми и разговорами. Совсем редко удавалось заполучить газету. Дети были рады вниманию и распускались как цветочки при виде меня. Воспитателей же наоборот недолюбливали: они не объясняли как я, а били сразу. И я не могла втемяшить в мелкие головки, что у них просто нет времени на всех нас, они не злые. За эту разницу, недоверие и неприятие воспитатели меня ненавидели особо и тщательно. Но мне, благо, было чем их запугивать. Я научилась прицельно золотить глаза, вытягивать зрачки (не тигриное это свойство, но мне по бую, выглядит зверски) и отращивать когти. Частичной трансформацией я еще не владела, так что этими способностями занялась с особой тщательностью, все еще пытаясь прятаться от детей и не пугать их — они ж и так пугливые. Два года пролетели как один миг в повседневных заботах. Мне стукнуло семь лет, и настала пора идти в школу. Меня радовала не столько школа, сколько свободная вторая половина дня. Нас перевели в новое общежитие, пришкольное, разбросали по классам и комнатам, так что окружение у меня резко сменилось, и мои странности бросились в глаза. Начались проблемы с общением и доверием, меня стали пытаться жать к ногтю. Нашли кому угрожать! Перебив всю мальчишеско-девчачью банду по четвертый класс включительно, что тут водилась, я получила власть над «городом» и мешать мне больше не смели. Теперь меня боялись все без исключения несмотря на мое приветливое к ним отношение. Но когда пиратов любили? Тем более сказки и истории по вечерам все равно приходили послушать. И если утро и вечер были заняты, то днем я неспешно чистила чужие карманы и обносила мелкие магазинчики Лондона. Далеко и надолго меня, семилетнюю бунтарку-демона, из поля зрения не выпускали, но мне для начала хватало. С одеждой и едой у нас было все в порядке, с лекарствами тоже без проблем, так что я деньги не тратила, вкладывая в драгоценности на дне своего чемодана. В будущем пригодится. Учиться было скучнее некуда, интересовали только история и уроки английского, все-таки маты у меня до сих пор на общем языке прошлого мира, пугающие до одури дьявольской тарабарщиной аборигенов. Надо было скорее мимикрировать под местных, а то посещение экзорциста не за горами — я умудрилась удачно вляпаться именно в приют, в котором ко всем прочим предметам подмешивают душок религии. Мои воспитатели боялись, как бы дьявол во мне не совратил окружающих меня чистых ангелочков, вот и устраивали чтение библии или походы в церковь как развлекательные мероприятия каждую неделю два раза стабильно. Но стоит заметить, что если бы не я и не мой пригляд, детвора уже бы начала принимать курево с улиц и от соседей из средней школы. Я зорко следила, чтобы «не раньше тринадцати хотя бы», избивая самых непонятливых. Весь нелегальный трафик проходил через мои руки, я была мафией и доброй тетей в одном лице. Эдакий крестный отец начальной школы в юбке, всех мочалок командир. У меня даже свои «агенты» образовались. Но что мне казалось странным — «малышка-Лира» ничуть не изменилась. У меня были все те же худые ручки-ножки, мышцы упрямо не хотели расти на моих костях, хотя кормила я себя даже упорней, чем нужно. Магия надежно держала меня в форме скелетика, обеспечивая силу, скорость и ловкость явно не физическими способами. Я могла играючи навалять парням выше себя на три головы, но выглядела самым божьим одуванчиком из всех. Дьявол как он есть. Языкастый дьявол, под покровом ночи рассказывающий невинным душам о кровавых битвах, о чудовищных злодеяниях, морских тварях и героях совсем не без изъянов. Но со временем воспитатели устали бояться, тем более кровавых жертв в полнолуние на кладбищах мы не возносили, даже кошек не мучили, так что от меня отстали, выдав долгожданный карт-бланш. Мне разрешили гулять сколько угодно, а через годик я выбила себе возможность посещать не все уроки, а только контрольные. Время я использовала с толком: воровала и толкала добро, обзаводилась полезными знакомствами и тренировала оборотничество. Быстрое превращение в тигра никогда не лишнее. Изменение внешности тоже давалось, но с трудом. Тело хотело вернуться в норму, стоило утратить внимание, но у меня уже появилась возможность временно менять цвет волос и глаз, незначительно править черты лица. Уходить от погони стало в разы легче. Вот только лицо у меня очень запоминающееся своей красотой. По меркам всех вокруг я красивая: голубые ангельские глазки, ровный нос, розовые губки, овальное кукольное личико. Тощая, правда, но то худоба детская, со временем выправится. Но даже эта проклятая худоба, как оказалось, придавала пикантного шарма: не раз мне приходилось расправляться с педофилами, маньяками и работорговцами. Потом еще в газетах о новом мстителе-маньяке писали, орудующем капканом или чем-то подобным, перекусывающим глотки своим жертвам… Меня, конечно, никто не подозревал. Не забрасывалась и остальная магия. Я не теряла надежды найти какое-нибудь супер-секретное сообщество, типа, как в Гарри Поттере, или что-то подобное. Я пришла магии учиться, а не воровать! Обносить подчистую все, что только можно, я и так умею! Но в целом время до моего одиннадцатилетия прошло неплохо. В силу моего характера мне не особо требовалось общение с друзьями, да и вообще их наличие, а из-за настоящего возраста — надзор и забота. Только иногда я остро тосковала по Я, по братьям, по Семье, любимому человеку и друзьям. Как они там? Встречу ли я еще когда-нибудь их души? В любом случае, они меня не вспомнят, а я могу их и не узнать… А в 1991, ровно в мой одиннадцатый день рождения меня вдруг нагнали проблемы. Я это почуяла сразу, как вернулась с охоты, кивнула «заместителям вожачки» и получила известие от воспиталки, что со мной хочет поговорить одна женщина. Очень напоминало подарок от взрослых с экзорцизмом и психиатрами, тем более не так давно на один из моих вечеров затесалась новенькая из воспитательниц. Она вполне могла и донести, какими «непотребствами» под моим началом занимаются дети. Ведь мы разбирали самые банальные вопросы добра и зла… А это известная тема для трений. Веры взрослым у меня не было с пяти лет. Но брехала я всегда виртуозно, притвориться нормальной мне теперь тоже не составляло труда, так что я пожала плечами и направилась в комнату, где меня ждала не то психиатр, не то еще какая-то мутная личность. Собранная женщина в зеленом платье с подолом до пола и с широкими рукавами сидела на кровати и глядела в окно. Пучок ее черных волос смотрел точно на меня, и я поспешила запрятать сумку с добычей под кровать и поправить прическу и одежду. — Здравствуйте, вы хотели поговорить со мной. Женщина отвлеклась и посмотрела на меня серыми острыми глазами. Только сейчас я заметила в ее руках письмо из пергамента с сургучной печатью. Она заметила мой взгляд и без слов протянула конверт. Дрожащими от волнения и предчувствий пальцами я взломала воск и вчиталась в изумрудные буквы. — Добрый день, Лира, я Минерва Макгонагалл, заместитель… — Можно я выйду на минутку? — перебила я ее и выскочила за дверь. ДА! ДА-ДА-ДА! Я еду в Хогвартс! Я — мать моя умница, отец мой красавчик — волшебница и еду в школу к Гарри Поттеру! Я подозревала, что мне повезло, но насколько!.. Это шикарно! Это восхитительно! Я в мире, куда мечтают попасть миллионы, куда я сама хотела однажды попасть! Мой танец звезды диско за дверью прервался внезапным появлением Макгонагалл. В неистовстве ликования я обернулась и увидела, как она смотрит на меня своим нечитаемым рентгеном. Моя улыбка стала еще шире. — Я знала, что я не обычная! Что я на самом деле волшебница! — оправдалась я, не меняя позы и надеясь продолжить свой танец радостных папуасов. — Это прекрасно, — умилилась на секунду женщина, но посуровела. — Но нам нужно обсудить детали, прошу, зайди внутрь и не привлекай внимание магглов. Я спохватилась и забежала в свою комнату. На самом деле тут могли бы (и по совести должны) уместиться двое, но никто со мной жить не решался. И со временем вторая кровать заросла разного рода хламом. — Итак. Насколько я понимаю, нет нужды доказывать, что волшебство существует? — Нет, я знаю. Несуществующие вещи на жизни не влияют. — И как же оно повлияло на твою? Что ты умеешь? Женщина попыталась придать лицу налет благожелательности, но вышел только расчетливый интерес. Может, по первым всплескам определяют силу или характер? Что-то не уверена, что того же Малфоя или других из той шайки-лейки о таком допрашивают. Но я послушно зажгла на руке искру света и покрутила подушку в воздухе. Подобные манипуляции не доставляли проблем. Хотя по глазам волшебницы я поняла, что крута. — Впечатляющий контроль над магией, — похвалила она с кивком. — Немногие магглорожденные до такого доходят. Я посмотрела на нее с подозрением. Дети, конечно, дети, но в одиннадцать лет они уже разумные существа, начинают задумываться, что не со всеми такая чертовщина происходит. А спонтанные всплески у меня лет в восемь окончательно прекратились. Времени, чтобы обуздать дар, предостаточно! — У меня было много времени тут… среди магглов? Кто это? — я играла в валенок… Чую, это станет моей любимой игрой на века. — Не-волшебники, обычные люди. И началось… Прежде всего Макгонагалл озаботилась моим согласием учиться в Хогвартсе. Не рассказав ничего конкретного, попугав ужасными последствиями в виде бесконтрольных всплесков, но задобрив спонсированием из школьного фонда и прекрасными перспективами в магическом мире с такими-то способностями, мне подсунули контракт. Верняк магический. Я только поморщилась. Понятно, конечно, что детей, тем более маггловских, стараются держать под контролем, давят на них и их перепуганных родителей, но чтобы настолько… нагло! Тщательно изучив условия своей сделки с дьяволом, обещающим мне ведьмачью карьеру, я пожала плечами и расписалась. Ничего сверхъестественного не требовали: отучись, за тебя заплатит школа, а потом ты заработаешь и вернешь. Или твой учитель, у которого ты будешь учиться дальше, или покровитель за тебя отдадут. Отучиться как минимум пять лет, сдать С.О.В. и вернуть деньги — основные пункты. Даже срока нет, можно хоть всю жизнь по копейке наскребать. Впрочем, если умру раньше, долг перейдет детям-мужу-родителям или другой родне. После подписи Макгонагалл резко подобрела и разлилась соловьем о том, как прекрасен волшебный мир, как волнительно колдовать палочкой и забавно мешать зелья в котелке. Обрисовали мне и перспективы обучения после школы: университеты Европы — Хогвартс не фуфло, с ним куда угодно возьмут, личное ученичество у мастеров, работа в министерстве, свое дело, банк, волшебные существа, руины по всему миру, вновь Хогвартс, аврорат, торговля… То же самое, что у магглов, короче, но с блестящим флером волшебства и присыпкой тайны. О событиях книг я помнила смутно и явно не все. Помнила, что был мальчик Гарри, об которого убился Волдеморт, помнила что его шайка разбежалась и затихарилась кто в тюрьме, кто по своим богатым поместьям. Свет праздновал победу, а малец жил с нелюбимыми родственниками и считал, что он сын пьяницы и наркомана, а потом началась эта катавасия из года в год. Что забавно, лишь под конец года. Волдеморт в этом плане был очень мил и организовывал свою шарашку исключительно так, чтобы не мешать обучению. Помнила я философский камень, василиска, крестного-который-не-предатель, кубок с подлянкой, а потом начинались провалы в памяти и всякое такое. Слишком сложно, и давно уже не вспоминала об этом. Там вроде замут с пророчеством был, а на седьмом курсе, когда все вокруг было в глубочайшей жопе, малец героически сразился с враженем, почти умер, но не умер и даже победил… Кстати, относительно Гарри Поттера, какой сейчас год? Я в датах не шарю, но он хоть родился? Или вдруг я буду учиться с его родителями или самим Волдемортом? Или уже с детьми Поттера? Да и… Это вообще канонный мир? Может, этот мир из плеяды фанфичных, а там, как известно, чего только нет… Господи, вселенная, почему ты такая необъятная? А зная свое везение, могу заранее быть уверенной, что влечу по самое не балуйся в проблемы. Заметив мою напряженную отрешенность, Макгонагалл прокашлялась и завела разговор о более приземленных вещах. Конкретно о деньгах и тратах. Пришлось собраться, потому что об этой части я не имела ни малейшего представления. Оказывается, Хогвартс — недешевое удовольствие, и отрабатывать его мне придется очень долго… Честными методами. Поход на Косую Аллею профессор решила устроить совместно с еще одной магглорожденной первокурсницей на ближайших выходных. Макгонагалл обещала покрыть траты, но посоветовала запастись деньгами, если получится, потому что совет попечителей хоть и спонсирует малоимущих и магглорожденных, но не всегда выдает достаточно денег на качественные новые вещи. Так что либо экономить и позориться, либо… Кстати, как в магическом мире с воровством и прочим криминалом? Меня резво припугнули Азкабаном и авроратским обезъянником. О приютских, видимо, уже было известно, какие мы все ушлые вороватые крыски, так что Макгонагалл упирала на всякие проклятия от воров и вредителей, как они пребольно, иногда даже смертельно дают по нечистым рукам, из которых, кстати, потом получаются прекрасные ингредиенты для некоторых черномагических зелий и артефактов. Вот на темной магии ведьма резко заткнулась, понимая свой прокол, но деваться ей было некуда. Я при желании (особенно зная, что искать) могу заболтать кого угодно, так что смогла выбить из нее рассказ о недавней войне. Гарри Поттер поступает на один год со мной. Самое время танцевать джигу победы! ДА! Увы, развести Макгонагалл на посещение Косой в один с ним день не получилось. Тридцать первого июля будет много народу, и лучше закупаться сейчас, весной, пока никто не чешется. Девочка, которая пойдет со мной, вообще ждет с сентября. Бедняге уже почти двенадцать. Оказывается, сопровождающие пытаются организовать как-то визиты своих подопечных, чтобы не повторять дважды одно и то же. Однако, сделать это тоже не так легко: впервые попавшие в волшебный мир трудно поддаются контролю, поэтому брать группы больше шести-восьми человек Макгонагалл просто опасалась. На том и закончили, и ведьма ушла улаживать вопросы моего дальнейшего обучения с воспитателями. Я посоветовала упирать на религиозный аспект обучения в закрытой школе, мол, лишнюю бесовщину вытравят. А еще намекнуть, что это далеко, и я до них не доберусь в ближайший год. Макгонагалл посмотрела странно, но пообещала попробовать. Я осталась одна со списком закупок на эти выходные. Разве это не поразительно? Я в мире Гарри Поттера! Я увижу того самого пацана, об которого мистическим образом убился Сам-знаете-кто и на которого дрочила в свои четырнадцать!.. Кхм, метафорически, разумеется. Полмира таких как я было, франшиза и все такое… Но даже если забыть, что я в мире некогда любимой книжки… Волшебные кварталы посещать можно в любое время! А уж какая там должна быть добыча… Надо узнать про чары и заклятья от воров, пошариться по темным аллеям, помнится, была там такая. Впрочем, грязнокровой сиротке туда лучше не соваться без патронажа… А как насчет тигра? И еще интересно, какие на вкус волшебные существа. Они чем-то отличаются от обычных? Чем? Самое время взрастить жадность и терпение. Через пару часов, когда за окном совсем стемнело, вернулась профессор и доложила, что все улажено, и в Хогвартс меня отпустили с радостью. — В субботу, в десять я зайду, чтобы забрать тебя за покупками. Хорошего вечера. С этими словами она вышла, кивнула воспиталке, ожидающей под дверью, и ушла в ночь. Я не смогла сдержать оскала при виде лица мадам Лонгбат. Женщина перехватила поудобнее стопку бумаг в руках и ушла, отчетливо подрагивая в коленях и спотыкаясь о неровные половицы. Дьяволы подобрали дьяволенка, все, пишите завещания, господа и дамы.

Как кошка Хогвартс обносила — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»», «Гарри Поттер»

  • 0kaRinA автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер) Пэйринг или персонажи: ОЖП-попаданка Рейтинг: R Жанры: Ангст, Юмор, Драма, Экшн (action), Повседневность, POV, AU, Мифические существа, Учебные заведения, Попаданцы, Дружба Предупреждения: Насилие, ОМП, ОЖП, Смена сущности, Элементы гета Размер: Макси, 493 страницы, 54 части Статус: заморожен Награды от читателей:  Описание: Следующая часть приключений Саши. (Можно читать и как отдельное произведение.) В этот раз ей повезло, и она попала, куда хотела — в мир, чтобы научиться магии! Но что-то не видать в закромах супер-крутых учителей и тайных библиотек, и даже с собственными родителями как-то не сложилось... И что же делать бедной магглорожденной сиротке с Гриффиндора? Правильно, обносить Хогвартс. Закончены курсы: I, II, III Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика Примечания автора: Что ж, рано или поздно, это должно было случиться. Нельзя просто так зависнуть в Поттериане, и не написать про своего перса, втиснувшего свою жепку в канон. Ну, вот она я! И байда эта надолго. https://vk.com/genetic_lab_okarina - моя группа вк, в которой есть новости и картинки.

https://ficbook.net/readfic/3844236 — первая часть (фандом: Ван Пис), читать желательно, но не обязательно.

Сначала меня обжег свет, потом холод, потом кто-то очень добрый меня пребольно шлепнул, да так, что у меня от боли кожа загорелась. От такого произвола у меня разинулся рот, и я заорала во всю мощь своих новых легких. К букету ощущений прибавились жжение в горле и першение. Меня быстро завернули в одеялко, удобно уложили на ручки, заслонили головами лампу. Новое тело, ошеломленное происходящим, озадаченно кряхтело, я же воспользовалась шансом и любопытствующе взглянула на своих новых родителей, пытаясь понять, где же я оказалась на этот раз. Зрение было слегка размытым, но это быстро исправлялось, фокусируясь на склонившихся надо мной людях. Одно радует точно — на этот раз все прошло удачно, и я человек. Осталось понять, не произошло ли других сбоев, и я в том мире, где смогу научиться магии, как и советовал мне друг. Родители у меня оказались самые обычные. Мама и папа. У кого другой набор, покажите, мне интересно. Мама, Линда, была голубоглазой блондинкой с изможденным после родов лицом, но с очень теплой, любящей улыбкой. А папа, Дэвид, мне показался очень набожным человеком с темными короткими волосами и тоже голубыми глазами. Набожным он был по той простой причине, что едва мать меня ему показала, меня перекрестили, поцеловали в лоб, а потом была прочитана со знанием дела молитвочка на… это английский? Я наскоро огляделась вокруг, пытаясь понять, какое время мне досталось. Лампа говорила, что хоть электричество тут есть, но может, все куда лучше? А то меня настораживает религиозный папаня в опасной от меня близости. Я таких не очень жалую. Да и… Я ж учиться магии буду, значит, и способности полагающиеся должны быть. Но, в целом, знакомство прошло неплохо. Новое тело не слишком бунтовало, и хотя было невероятно слабым и неуклюжим, не доставляло таких проблем как кошачье. В смысле, не мяукало, не царапалось и уж точно не бросалось на собственный хвост. Мне кажется, все у меня будет нормально. На столь радостной ноте я уснула. Проблем пока не предвиделось… Опуская всякие проверки и прививки, поставленные мне огромными неуклонными руками врачей и медсестер, из роддома нас выпустили быстро, и мы отправились домой. Дом мне особо не дали разглядеть, понесли сразу в детскую, да и смотреть особо было не на что. Обычный английский домик в районе одинаковых обычных английских домиков. Рядом жили такие же благодушно-вежливые соседи, коим дозволили на секундочку узреть мое сиятельное величие одним глазком. В общем, идиллия, которая пришлась мне по душе сразу. Это то, чего я хотела — отдохнуть после волнений прошлой жизни, научиться кое-какому колдовству… И если со вторым пунктом все пока невнятно, это не беда. Жизнь простой обывательницы мне тоже подойдет… Первые лет десять мне хватит за глаза, а потом я определенно попробую найти себе приключений на задницу. Отличный план. И хотя младенчество стало большим испытанием для моей гордости и самоуважения, я наслаждалась этим временем, отдавшись простейшим инстинктам и желаниям. Тело хотело тепла, сухости, еды и ласки. Мама научилась предсказывать мои желания довольно быстро, и мы славно сработались. Я каталась в счастье, как в маслице, только чумазая попа или колики все портили. Младенцы — существа премилые только издалека. С отцом мы виделись нечасто. Он работал каким-то офисным работником в компании в Лондоне. Это было далековато от нашего района, но куда прибыльнее, чем в местных крошечных захудалых конторках. Правда, времени на дорогу уходило так много, что вставать отцу приходилось еще затемно, а вечером он валился с ног, успевая меня только поцеловать и по головке погладить. Так что папа постоянно был занят своими бумажными делами. На самом деле он пытался найти способ заработать: платили ему не так уж много, и на содержание семьи приходилось трудиться не покладая рук. Жене Дэвид выйти на работу не давал, да и не рвалась она: дома ей тоже было чем заняться. Конкретно — мной! Но папа был большим молодцом, и проблем с деньгами мы не испытывали. У меня всегда было полно игрушек для развития по возрасту, одежки и пеленок, а мама периодически мелькала в новеньких платьях. Так что из уважения к нему я закрывала глаза на отцовскую манию читать молитвы в любой подходящий и не очень момент. Детское тело, как бы я не старалась, все равно недовольно сопело или морщилось. Оно вообще было гиперчувствительным к перепадам настроения. Раннее детство прошло тоже неплохо: я сосредоточенно чесала режущиеся зубы о пятки и развивала мускулатуру с нуля — училась держать эту тяжеленную, как пушечное ядро, голову, шевелить культяпками. Впереди меня ждал увлекательный квест: «Начни ползать», а потом и «Встань на лапы, не грохнись». Как в свое время справлялся Эйс — молчу, этот подвиг достоин занесения в анналы истории. Он даже не возмущался! Я, к своему стыду, оказалась шумливой малявкой, которая никак не хотела заткнуться. Если не ревела, то заливисто хохотала или пыталась лопотать на одном с аборигенами языке. Не иначе как за это вечное звуковыделение мне дали имя Лира или, как произносили тут, Лайра. Лира Спайс. Офигенно, у меня есть фамилия! Я крута. Крутые умеют хотя бы ровно стоять, не шатаясь, как деревца на ветру, и не ходят, вихляя памперсовым попцом туда-сюда! Мама была в восторге от того, как я быстро научилась ходить, гундеть на своем, детско-английском, и никогда не коверкала слова нарочно. Еще она находила милой мою привычку пугать голубей и притаскивать домой щенков… Это просто привычка охотиться! Один раз я даже спалилась: притащила упитанного соседского щенка «на ужин». Мама резко разлюбила мое стремление приносить животных в дом. Да я и сама старалась не забываться так уж сильно. Но нет-нет, а проскакивали дикие охотничьи повадки. Еще мама Линда совсем не поощряла мою привычку ругаться с детьми на площадке. Но кто ж виноват, что они — мелкие злобные и тупые засранцы, забирающие мои лопатки и ведерко?! Дети моего возраста были упрямы, глупы и непостижимы. Однако, с поразительной частотой зарились на мои — мои! — вещи. Да как они смеют?! Я тут пиратка! Чудовищная тигрица и демон! Была. Теперь же я забияка-Лирка из дома 23 по улице Маунтроад в одном из районов на окраине окраины Лондона. И ничего ни у меня, ни в этом мире волшебного нет. Видимо, не вышло… Так я думала ровно до того момента, как бутылочка за спиной матери вспорхнула со стола и приземлилась мне в руку. Мама Линда еще удивилась, что за чертовщина, но не придала этому особого значения. В этом мире я ни на улице, ни по телеку магов и волшебства не видела, так что не сильно верила в их здесь скрытое существование. Что б мне и повезло попасть в такой интересный мирок… А уж если в мир любимой книжки… Вселенная меня конечно любит, но такие финты мне не по силам. Я была почти уверена, что в этом мире никакой магии нет, и я все-таки в пролете. Ан, нет — шмот летает по моему приказу. Я маг! Случилось это преприятнейшее событие, когда мне было чуть больше трех лет, и с тех самых пор я стала развиваться. Делать было особо нечего: инстинкты в человеческом теле были настолько слабы, что после укрощения тигриных я даже не напрягалась особо, наоборот, пыталась растянуть беззаботное и почти лишенное разума существование подольше. Все-таки столь незамутненное счастье бывает только у детей с их простейшими радостями. Но все кончается, кончилась и моя лафа. Магия в теле текла. При особенно глубокой медитации я даже могла почувствовать ее в теле. Основной очаг находился в животе под диафрагмой и был настолько ярким, что затирал ощущения магии в конечностях. Приходилось подолгу чутко прислушиваться, вникать и разбираться что там как. Я не знаю, как учиться магии, так что лучше я запомню, как все должно быть при естественном течении, и буду брать это состояние за образец, если вдруг нахимичу что-то не то. Стоило прочувствовать магию, как тело вдруг решило, что без ударной выработки волшебной энергии мне не обойтись. Причем делало оно это отвратительно неравномерно и совершенно внезапно. Только то, что я следила за своей «магоносной» системой, спасало меня от палева: пока мама отворачивалась, я быстро и незаметно стравливала излишки на какое-нибудь колдовство, а потом возвращала все на места. Признаться ей и папе, что их крошка Лира — волшебница, было смерти подобно. Оба моих родителя были очень набожны, и я не могла предсказать, что в них победит — любовь ко мне или к богу, который ненавидит таких, как я. Тренировалась я тоже втихую, стремительно расходуя резерв на левитацию и перекраску предметов, на изменение их формы или размера и прочие нереально крутые штуки. Это потрясно и все такое, но… рано или поздно должен был настать такой момент, когда бы мне в голову пришла идея: «Хэ-хей, ты так круто меняешь окружающий мир, а себя можешь?» В прошлой жизни я была некоматой, трехцветной кошкой с раздвоенным хвостом, которая могла превращаться в человека, украв чужую душу. Душой этой был Я, старый демон, который добровольно согласился на эту боль, лишь бы избавиться от пустоты в душе. Его больше не волновало ничего во всех мирах во вселенной, и единственным выходом было найти кого-то, кто будет делиться с ним теплом чувств и эмоций, хоть как-то скрашивая безрадостное бытие. Встретились мы чуть ли не случайно, и наше знакомство было не сказать, что приятным, но точно полезным во всех смыслах. Жаль только, что контракт мы заключали лишь на одну жизнь, и больше ничем не связаны. Едва ли он сможет снова найти меня во множестве миров, но, кто знает, вдруг опять пересечемся… Да и не в этом суть! А в том соль, что я помню ощущения превращения и могу попробовать стать оборотнем вновь. Только теперь буду использовать магию, а не выворачивать чужую душу! И хотя тренироваться на кошках в самом буквальном смысле этого выражения, мне очень не хотелось, других вариантов у меня не было. Запасных тел в наличии как-то не завалялось… Примерно годкам к пяти я исчерпала все свои небогатые задумки по использованию магии. Мне хватало сил левитировать предметы как угодно, подзывать их к себе и отталкивать, даже не глядя. Еще я азартно занималась поджигательством и мнила себя каким-никаким дизайнером, перекрашивая рандомно вещи. Все, осталась лишь я. И я в самом деле не хотела ничего подобного... В тот день я сидела у себя в комнате, время от времени азартно выкрикивала классические фразы из перечня «коровка говорит му-му, а кошка мяу-мяу», чтобы мать не волновалась, чем я тут криминальным занимаюсь, а сама заставляла рисунки животных двигаться по бумаге и припоминала, какой была раньше крутой. Корабли ломала с одного удара, железо перекусывала на раз-два, бегать даже могла по поверхности воды — такой быстрой была! А тут… Жалость да и только… Погрузившись в воспоминания, я сама не заметила, как рисунки прекратили чехарду, а мой размер увеличился до невообразимого для пятилетней человечки. А вот для пятилетнего чудовищного тигра — вполне. Моя макушка уткнулась в потолок, и только тогда я спохватилась. Ракурс был более чем привычный, даже родной, но не в этом же мире! Лира, я бишь, была тощей, белобрысой и голубоглазой девчонкой, мамке по середину бедра, папке по колено. И уж точно не скребла головой потолок своей детской. Хвост с непривычки взметнулся, с грохотом смахивая вещи с комода, из горла вырвалось взволнованное рычание. Вода на кухне внизу выключилась. — Лира, дорогая, что произошло? Все в порядке? Я заволновалась, судорожно пытаясь вернуться в норму. Да вот только как?! Процесс пошел, когда в комнату ворвалась испуганная мама. На ее глазах огромный черный тигр с рыжими полосками съежился и превратился в ее любимую крошку-дочку. Нежданно-негаданно, а сообщить о своей бесовщине придется раньше, чем я хотела… Или нет! Я ласково и добродушно улыбнулась, помахала ручкой и предложила карандашик порисовать. Вдруг прокатит. Белинда Спайс вслепую нащупала ручку двери и на дрожащих ногах вышла из комнаты. Я прикусила губу, напряженно раздумывая, дать ли ей время успокоиться, обождать чуток, или проследить и убедиться, что все нормально? Спустя пару минут я решила, что лучше я все проконтролирую, и направилась на кухню. Мать дрожащими руками капала в стакан валериану и громко дышала. А у меня, словно нарочно, обострились все чувства. Я даже слышала, как бьется ее сердце — заполошно и дробно. Впрочем, в зеркале в коридоре я не нашла ничего компрометирующего: те же голубые глазки, ангельская внешность. Никакие тигриные полоски, уши или хвосты, как в прошлой жизни, из меня не полезли. Маленькая девочка Лира. Так что я рискнула зайти на кухню и робко поинтересоваться, все ли хорошо. Мама от неожиданности выронила стакан с водой и пузырек с валерианой, те упали и разбились. В нос ударил аромат моей любимой некогда выпивки. Я почувствовала, как от ностальгии и остроты чувств дурманит голову, как наливается цветом радужка и тянутся во рту клыки, и поспешила слинять побыстрее. Плевать уже на все, тут как бы снова не превратиться. Вечером пришел папа, и был зловещий шепот на кухне за закрытой дверью. Меня мама боялась и остаток дня старалась лишний раз не трогать. Я сидела под дверью и внимательно слушала. Мать утверждала, что в дочь вселился демон, который боится святой воды. Она ее сегодня разлила (Она с ней валерианку, что ли, собиралась пить?), и демон испугался и сбежал. Отец все отрицал и вел себя, как и положено взрослому человеку, скептически. Так что дослушивать я не стала и с детской непосредственностью пошла рыдать у себя в комнате. Я хоть и жила долго, и это моя третья жизнь, но родителей во всех них у меня было немного. Я очень привязалась к ним, к маме и папе. Может, это диктует детское тело, но мне не хочется их потерять. Однако, даже если они оставят меня, а не сдадут какому-нибудь экзорцисту-священнику, доверие будет подорвано, и счастливой семьи у нас точно не будет больше никогда! Хоть бы отец не поверил в то, что маме там могло привидеться в валериановых парах… На следующий день ничего не произошло, взрыв не грянул. Ни через неделю, ни через две. Мама снова пробовала улыбаться, отец стал чаще появляться дома. Заседаний на кухне больше не было. Постепенно я расслабилась, вновь возвращаясь в своему праздному времяпрепровождению. Пару раз, когда родители уходили поздно вечером на прогулки, оставляя меня в кроватке, я рисковала превращаться в тигрицу и с удовольствием разминалась. Чудовищные тигры живут долго, как люди, но взрослеют в первые три года, так что в свои пять я была уже взрослой под два метра в холке. Такой же, как я была когда-то. Магия прекрасно заменяла Волю Вооружения, но разойтись во всю мощь у меня не было возможности. Подрасту, смогу гулять ночами, тогда и буду что-нибудь крушить. А пока мне хватало скромной растяжки на ковре… Но все, конечно, не могло стать как прежде! Мама была уверена, что ей не почудилось, и она вознамерилась доказать мужу, что дочь одержима дьяволом. Святая вода, кресты, иконы заполонили дом, возникая, порой, в самый неожиданных местах, заставляя меня морщиться. Мама считала это успехом. Самое страшное — папа проникся, и любовь перестала скрывать мои косяки, которые теперь рассматривались чуть ли не под лупой. А я ведь уже взрослая женщина, с соответствующими интересами и мышлением. Да и видела я в жизни многое. Это я сейчас про взгляд. Можно сколько угодно прикидываться беззаботной бабочкой на лугах вечности, а глаза выдают… Они слишком холодные, пытливые, ледяные и острые. Я вижу это, когда забываюсь, а люди вздрагивают. К лету мои родители объявили, что маме надо работать, а мне пора в садик. В садик-интернат… Если они надеялись обхитрить таким образом демона, у них не вышло. То, что меня решили кинуть, я просекла, едва отец подошел ко мне с «серьезным» разговором. Для приюта требовалось собрать документы, сделать медицинский осмотр, пройти тест у психолога. Из последних сил я пыталась казаться нормальной. Той самой Лирочкой, которую они так любили. Я ведь всегда ею и была! Нам ведь было хорошо вместе! Я никуда не лезла, не докучала, сидела на попе ровно… Я даже не воровала! Разве что щенка одного… Но это не считается! Я не теряла надежды до самого Лондона, играла в надоевшую до смерти игру, будто не знала, куда и зачем меня везут. Хвасталась папе двумя красивыми косичками с голубыми ленточками, которые мне на прощание заплела мама, обещала рисовать рисунки и скучать по мамочке и папочке, пока буду в «садике». Все силы уходили только на то, чтобы не расплакаться. По лицам родителей я понимала, что они чувствуют то же самое. Мне бы очень хотелось им объяснить, что происходило с их дочерью, кто я такая, но родителей я полюбила, и они бы просто сошли с ума от правды. Отец так точно. Проще было действительно не насиловать друг друга и отпустить. Я и так уже сыграла на их нервах достаточно… Когда мы подъехали, я увидела здание, очень похожее на школу или садик. Там под надзором воспитателей гуляли дети в одежде одинаковых фасонов и цветов. Папа достал из багажника чемоданчик с одежкой, который мы собирали с мамой вместе, продолжая играть в «интернат». Там же оказалась еще пара баулов со всеми моими игрушками и прочими вещами. К нам подошли две работницы и забрали вещи. Еще одна проводила нас в серый кабинет. Меня оставили внутри, а родители разговаривали в коридоре. Я уселась в кресле, вертя дорогую ручку со стола и пытаясь услышать что-нибудь за дверью. К сожалению, дверь не пропускала звуков. В тишине кабинета было слышно гудение вентиляции и невнятный шепот родителей. От нервного напряжения я беззвучно плакала, пытаясь сдержаться. Детское тело до сих пор было щедро на выражение эмоций, и малейший перепад сразу же отражался на лице. Вдруг дверь открылась, показывая пышную даму в зеленом. Мамы и папы уже не было, а у нее в руках были подписанные родителями документы. Ко мне она подошла, доброжелательно, как и все нянечки, улыбаясь, но стиснув деревянный планшетник в руках. На мой неверящий взгляд она улыбнулась немного грустно: — Привет, Лира, добро пожаловать в приют имени Святой Марии. Теперь ты будешь жить тут. Не дослушав ее, я проскочила мимо, скатилась по лестнице и вылетела из здания, задыхаясь от рыданий и волнения, но заметила только отъезжающую синюю машину отца. Они меня оставили вот так, вывезли, как ненужную кошку, и бросили на обочине… Я думала, что мы хотя бы попрощаемся по-человечески… — Па-ап! Ма-а-арм! — крикнула я им в след в отчаянной надежде, что они опомнятся и вернутся, но голос сорвался на совершенно нечеловеческий рев раненного зверя. Не для пятилетней худенькой девочки такой басовитый вой. От этого рева машина только вильнула, прибавила газу и постаралась быстрее скрыться за поворотом. Я вытерла подолом слезы, комкая детскими пальчиками желтенькую ткань. В голову лезли воспоминания: как мне было хорошо дома, как я таскала маме голубей, она целовала меня в макушку и отпускала добычу, пойманную с таким трудом, и звала на нормальный обед, как мы с папой играли в крестики-нолики, он носил меня на плечах и пытался учить молитвам… Шмыгнув еще пару раз носом и проводив окончательно скрывшуюся в дали машину, я встряхнулась и вытерла рукой сопли. Серьезно разгладила смятый подол платья и задавила рыдания. Ну, что ж, Лира, пять лет ты нежилась у мамы на коленках, у папы на ручках, пора вспоминать голодное разбойничье детство. Я повернулась к бледно-зеленой воспитательнице и оскалилась. Добро пожаловать в приют, верно?


Смотрите также